598474ea   

Дубинянская Яна - Карфаген



Яна Дубинянская
"КАРФАГЕН"
- Карфаген должен быть разрушен!
Белые пенные буруны выходили из-под винта и, подпрыгивая, маленькими
фонтанчиками, сбегали на гладкую, словно стеклянную поверхность
темно-зеленой пологой волны. Эмми чуть наклонилась вперед, крепко, до
белых косточек вцепившись в перекладину кормы. Пенный след уходил в
невообразимую даль, и над ним неподвижно висела в воздухе одинокая чайка.
Торжественно произнеся слова римского оратора, Жанно возложил смуглую
мускулистую ногу в подвернутой до колена штанине на изгиб яркого
спасательного круга с белой надписью "Карфаген". Он бросил школу три года
назад и не помнил этой цитаты по-латыни. Эмми обернулась, ветер отогнул
белые кружева ее высокого капора, залепив пол-лица, и она отпустила борт,
чтобы отвести их худенькими пальцами. Со слабой улыбкой она приняла шутку:
- Что ты, не надо!
Жанно описал взглядом широкую дугу от правого до левого борта корабля.
- "Карфаген" ведь не очень большой, - поделился он своими наблюдениями. -
Я слышал, после "Титаника" кораблей-гигантов больше не строят. Как будто
судну надо обязательно быть огромным, чтобы затонуть.
- Жан!
Прозрачные серые глаза Эмми широо раскрылись. А уголки тонких губ
задрожали. Жанно прикусил язык. Ну вот, снова он ее испугал и обидел. Она
стояла у кормы, такая тоненькая и белая на тяжелом зелено-синем фоне,
ниспадающее кружевное платье маскировало ее нескладную, слишком высокую
подростковую фигурку, и Жанно опять ощутил себя малорослым, неловким,
оборванным, безбилетным, совершенно чужим на все-таки очень большом
парадном корабле под названием "Карфаген".
Сейчас палуба почему-то была пустынна. То ли дело утром, когда "Карфаген"
отчаливал, и Жанно вместе со всеми махал удаляющейся разноцветной толпе на
берегу, в которой в любой момент мог появиться его отец со старшими
братьями и, чего доброго, парой жандармов - как это было в прошлый раз,
когда он устроился юнгой на торговую шхуну и был перехвачен в первом же
порту. Но отец опоздал, и свободный пятнадцатилетний Жанно отправился в
Америку на поиски счастья, затерявшись среди девяти сотен пассажиров
"Карфагена", одержимых в своем большинстве той же идеей. Даже Эмми. Эмми,
которая, к его глубокому изумлению, путешествовала третьим классом и была
дочерью школьного учителя, радикальных убеждений которого не разделяла эта
насквозь прогнившая Европа. Эмми, четырнадцатилетняя девчонка, близкая и
понятная, как его родные сестры, и в один момент превращавшаяся в
неприступную леди, изысканно-утонченную принцессу - эти внезапные и
непостижимые метаморфозы совершенно сбивали с толку.
Жанно был смуглый, крепкий и мускулистый, хотя по-юношески тонкокостный и
не очень высокий - не меньше получаса он прикидывал, не окажется ли Эмми в
своем капоре выше него. Но их знакомство, задуманное сначало как месть
двадцатилетней, высоченной и глупой, как пробка, дочери сельского
священника, вдруг обернулось такой веселой и неожиданной дружбой, что
подобные мелочи враз утратили всякое значение. Подумать только -
каких-нибудь несколько часов назад.
Плоский камушек, выуженный Жанно из кармана, несколько раз подпрыгнул на
волне и исчез в пенных разводах. Но на Эмми это не произвело впечатления,
искусство Жанно оценил только замурзанный шестилетний карапуз, который
восхищенно выдохнул:
- Ух-ты! - и солидно добавил после паузы, постучав по спасательному кругу:
- А когда будем тонуть, я за это ка-ак уцеплюсь!
- Дурак, - спокойно сказал ему Жанно. Обиженн



Назад