598474ea   

Дубинянская Яна - Именем Вальса



Яна Дубинянская
ИМЕНЕМ ВАЛЬСА
- Очаровательная Вайолет Шелли, восходящая звезда Голливуда,
пользуется только мылом "Пена моря"!
Бесчисленные воздушные шарики переливались всеми цветами радуги между
длинными ногами девушек в бирюзовых купальниках. Потом девушки отступили
полукругом, шарики устремились вверх, и в их мыльном апофеозе возникла
сверкающая серебряным костюмом красавица с блестящими черными волосами.
- Только "Пена моря"!
Короткий квадратный палец нажал на кнопку пульта, переключая каналы.
- ...Филеас Филип Корвуд, - полные губы в черных зарослях бороды
изогнулись в иронической усмешке. - А неделю спустя в том же самом номере
этого отеля поселились всеми любимая героиня сериала "Панчита и мужчины"
Люсия Луэгос и восходящая звезда Голливуда, очаровательная Ва...
Резкий, как выстрел, щелчок прервал мелодичный голос диктора. С глухим
стуком пульт врезался в дощатый пол.
Колин поднялся с шаткой табуретки и наклонился за пультом.
- Не надо так, Фил, - сказал он. - В твоем следующем фильме...
Зазвенела, мелко вибрируя, крышка серебряного кофейника, а под
опрокинутой чашкой расплылось темно-коричневое пятно.
- Следующего фильма не будет!!!
* * *
На пляже Вайолет почти никто не узнавал. И все равно все
оборачивались.
Одних этих глаз - огромных, черных, но не жгучих, а
королевски-холодных - было бы достаточно, чтобы сделать прекрасным любое
лицо, - а уж тем более её, матовое и точеное. Вайолет сильно загорела
здесь, но лицо она прикрывала, и голубые тени под изогнутыми бровями
подчеркивали его мраморную белизну.
А вот Люси узнавали многие, несмотря на то, что её пышные
рыже-каштановые волосы были закручены мокрым комочком на затылке, а круглые
зеленые блюдца глаз надежно прятались под темными очками.
- Мадемуазель, ведь вы Панчита?
- Нет, - беспечно отвечала Люси. - Мне все говорят, что я на неё
похожа.
Они только что вышли из моря и, взявшись за руки, стремились к своим
расстеленным на песке махровым полотенцам. Люси была на голову ниже
Вайолет, но держалась гораздо увереннее и всегда оказывалась впереди на
полшага.
Они познакомились совсем недавно в вестибюле отеля, потом из-за
накладки турагентства поселились в одном номере и поняли, что всегда
смеются одним и тем же вещам. И так весело было вместе купаться, загорать,
отбиваться от журналистов...
И даже сидеть, как теперь, в номере перед телевизором.
- Зря мы все-таки ушли с пляжа, - сказала Вайолет.
- Я могла обгореть, - резонно возразила Люси. - И так уже высыпали
веснушки. И что мне с ними делать?
- Только "Пена моря"! - ответил телевизор.
И они неудержимо расхохотались.
- Самая толстая - это я, - сообщила Вайолет, нарочито небрежно
взглянув на экран.
И за первым взрывом смеха последовал второй, вызванный общими не
слишком веселыми воспоминаниями о тренажерах и диетах.
- Даже неудобно смотреть, - Вайолет переключила телевизор на другую
программу.
- С огромным успехом прошла премьера нового фильма Филеаса Филипа
Корвуда "Истинная история Франкенштейна". За три дня проката эта картина
уже принесла около пятидесяти миллионов. Одно беспокоит: когда же мы
наконец увидим этого великого, но очень скромного мастера?..
Вайолет повернула рычажок, и экран погас.
- А ты знаешь, что Корвуд со своим другом жили в нашем номере? -
спросила Люси. - Пятьдесят миллионов! Нет, я не понимаю, Вайолет, почему ты
отказалась у него сниматься?
- Потому что с детства не люблю ужасов. И потому что не хотела, чтобы
про меня говорили: "ее сделал



Назад