598474ea   

Дубинянская Яна - Гаугразский Пленник



ЯНА ДУБИНЯНСКАЯ
ГАУГРАЗСКИЙ ПЛЕННИК
Аннотация
Глобальный социум.
Здесь детей воспитывают виртуальные «личностные программы», а жалкие остатки живой природы «разумно используются для организации экодосуга».
Единственное, чего боится Глобальный социум, — это «диких варваров» воинственного Гауграза, даже сейчас живущих по законам Средневековья и использующих парапсихологические возможности своих женщин наравне с НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ отвагой своих мужчин.
Война между Глобальным социумом и Гаугразом вяло тлеет веками — и до недавнего времени перевеса не было ни у одной из сторон.
Но теперь у гаугразцев появился НОВЫЙ лидер — контрабандист из Глобального социума, ХОРОШО знающий слабые стороны своих недавних собратьев…
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
По утрам меня будит, конечно, Воспиталька. Как всех детей.
Но вообще-то я люблю просыпаться пораньше, пока она еще спит. Я — жаворонок (кто не знает, в степной экосистеме есть такая птица). И подглядывать, как Воспиталька грузится. Иногда ее глючит, и тогда она сначала похожа на мальчишку.

Роб говорит, это потому что Воспиталька еще его, для меня родители не стали инсталлировать новую, педагогические программы же очень дорогие. Адаптировали ту, что была, а она черт-те какого поколения, вот и выскакивают всякие глюки.
Роб — это мой брат. Ни у кого нет брата, а у меня есть. Только он уже очень-очень большой.

И редко со мной разговаривает.
Но сегодня Воспиталька сразу загрузилась правильно. Единственное, что сначала по стене прокатились фиолетовые волны, но это ничего. Она красивая.

У нее зеленые глаза, как у меня, и длинные светлые косички, какие будут у меня, когда я вырасту такая же большая. По моим расчетам, года через два. Правда, Роб говорил, что Воспиталька тоже вырастет и все равно останется старше.

Жалко.
— Кто проснулся, тот встает! — закричала Воспиталька. Она всегда замечает, что я уже не сплю, как ни притворяйся.
— А потом — наоборот!!! — подхватила я, вскакивая в белых хлопьях постели.
Этот стих я сама придумала. Воспиталька говорит, что он ужас какой нелогичный.
Пока я заталкивала остатки постели в аннигилятор, включились остальные стены, медведи и ежики на них заиграли поднимальный марш, на потолке замигали разноцветные солнышки, а Гимнастиня начала показывать упражнения, сегодня совсем-совсем новые, хотя обычно, я давно заметила, она перепрограммируется заново каждые две недели. Воспиталька повторяла за ней, а я — за Воспиталькой, потому что так, как сама Гимнастиня, мне ни за что не сделать. Ну, может, потом, когда вырасту.
— А теперь — в душевую! — скомандовала Воспиталька.
В душе я сразу просекла, что кто-то уже запускал сегодня водный режим. Роб, конечно, кому же еще, — мы с мамой и с папой знаем, как это дорого. Я собиралась переключить на ионный, честно-честно, только меню, кажется, подвисло… А что, Робу можно, а мне нельзя?!
— Юста! — укоризненно сказала Воспиталька, на минутку проявившись на двери.
— Некоторым можно, а мне нельзя? — Я возмутилась, но Роба решила не выдавать. — И чего ты за мной подглядываешь?
— Ничего я не подглядываю, — обиделась она и пропала.
Я вздохнула и включила ионный душ. Хотя удовольствия с него ноль, сами знаете.
Когда вернулась в комнату, Воспиталька сказала, что мои родители сегодня очень торопились и заказали энергетические комплекты прямо в капсулу, чтобы поесть по пути на работу; а Робни отбыл с самого утра, кое-как перекусив на ходу, причем не взял связилки, заглушил маячок и даже не оставил якорных координат, чего делать никогда н



Назад