598474ea Займ онлайн без отказа также читайте. |   

Дубинянская Яна - Безлюдная Долина



Яна Дубинянская
БЕЗЛЮДНАЯ ДОЛИНА
Полицейский Дюваль отдыхал.
Он лежал прямо на горячем шершавом песке, заложив мужественные
мускулистые руки за голову, чуть согнув одну из мужественных загорелых ног
и прикрыв мужественное лицо от слишком яркого солнца белой панамой.
В молодости Дюваль был удивительно красив. Рассказывали, что он пошел
в полицию только потому, что ему слишком часто предлагали место натурщика в
модном журнале. А двадцать лет напряженной работы наложили на его лицо
печать неистребимого мужества.
Трудно было представить себе более подходящую внешность для
полицейского. Черные волосы подернулись легкой сединой - воплощениям
жизненного опыта. Асимметричная складка в углу четко вырезанных губ была
глубокой, жесткой и безупречно героической. Легкие морщинки, разбегаясь
вокруг прищуренных синих глаз, напоминали волоски оптического прицела. И
даже неизбежный шрам проходил в самом нужном месте - от угла брови до
верхней части виска.
Эта внешность сильно усложняла Дювалю жизнь. В то время, как товарищи
по отделению лениво передвигали по доске шашки, делая вид, что расследуют
квартирные кражи, он бегал по крышам и в узких переулках трущоб дрался,
вступал в перестрелки, - а что поделаешь, если начальство считало, что он
лучше всех смотрится в этой роли? А в итоге и в свободное от работы время
именно Дюваль постоянно чувствовал за спиной неприятный взгляд пистолетного
дула.
Но сейчас Дюваль отдыхал. Жар песка, покалывая, впитывался в спину.
Дюваль пошевелил ногами, меняя их положение, и по всему его телу пробежала
волна прекрасно тренированных мускулов. Большая половина женщин, усеявших
пляж вокруг него, тихо застонали, и не было никаких сомнений, что остальные
сделали то же самое в душе. Дюваль лениво наблюдал за ними из-под панамы.
После смерти Линн четырнадцать лет назад все это было смешно.
Хотя... Этой миниатюрной брюнеткой в черном бикини, пожалуй, стоило
заняться. Отдыхать так отдыхать.
Дюваль неторопливо встал и пошел к морю смывать песок. Ему пришлось
сделать крюк, чтобы обойти палатку семейства Валуа - он сам окрестил их
так, хотя в двух толстых обывателях и их взрослой дочери не было ничего
королевского. Валуа жили здесь уже две недели, несмотря на то, что
оставлять на ночь палатки на пляже запрещалось. Но инспектор, каждый вечер
воинственно подступавший к палатке, отходил от неё с на редкость мирным и
довольным видом. Дюваль давно решил про себя, что Валуа торчат здесь с
единственной целью - с утра до вечера демонстрировать всем едва прикрытые
купальником зрелые формы своей дочери, которую давно пора выдать замуж.
Дюваль вошел в воду, сделал несколько шагов и, разведя руки над
головой, нырнул - четко, сильно, без брызг. Он проплыл под водой добрых
пятьдесят метров - пусть намеченная брюнетка полюбуется - а потом поплыл
вперед, рассекая воду неторопливыми профессиональными гребками.
Когда Дюваль выходил из моря, и вода уже не прикрывала его колен,
левая нога неожиданно в чем-то запуталась. Нагнувшись, он нащупал
скользившую между пальцев гладкую рыболовную леску. Удивленный взгляд
Дюваля взбежал вверх по этой полупрозрачной нити - фигура и лицо на другом
её конце были ему знакомы.
- Да, это я , - сказал, улыбнувшись, Мишель Мортань.
Дюваль высвободил ногу от лески, и они пожали друг другу руки.
Когда-то Мортань был его непосредственным шефом. Но он недолго
продержался в полиции. Тут слились воедино и его мягкий характер, и
неумение принимать молниеносные решения, и неспо



Назад