598474ea   

Дубаева Аэлита - Последний Глоток



Аэлита Дубаева
Последний глоток
В самый разгар летнего сезона неожиданно пляжи всего лазурного
побережья были закрыты на профилактику.
На набережной, вглядываясь в море, толпились любопытные. Одни говорили,
что ночью в море упал метеорит, другие уверяли, что проснулся подводный
вулкан и кто-то видел, как огненный язык выплеснувшейся лавы лизнул ночное
небо, третьи говорили о неизвестной подводной базе, подводном взрыве,
четвертые несли околесицу о чем-то сверхъестественном, туманно объясняя
невесть откуда взявшиеся сомнительные подробности о светящихся обломках,
выброшенных ночью на берег. Но толком никто ничего не знал.
Вдоль пляжей, по песчаной полосе залива, бродили патрули и сотрудники
спецслужб. У самой кромки воды стояли подводники в алых и желтых
скафандрах. Вдоль и поперек залива рыскали патрульные катера, на медленной
упругой волне покачивались понтоны с телеметрическими установками.
Люди вглядывались в море, словно могли что-то увидеть, что-то
разглядеть в нем. А море было обычным. В его беспечной голубизне не было и
тени тревоги. Волны шлифовали прибрежную гальку, вспыхивая пеной в
базальтовых рифах и осыпая их фейерверком солнечных брызг.
Ян сидел на краю скалы, упершись подбородком в колени, и глядел на
воду. Здесь никто никогда не купался, скалистое дно было затянуто
скользким коричнево-зеленым илом, со скалы было видно, как покачивались
густо переплетенные упругие стебли водорослей. В этой части залива
патрулей не было, и Ян надеялся, что никто не обратит на него внимания.
Он давно мечтал о море. Не раз оно снилось ему в долгих рейсах далеко
от Земли на борту космического корабля, контролирующего межпланетные
трассы солнечной системы.
Не раз отпуск его отменялся по чрезвычайным обстоятельствам. Свидание с
морем вновь и вновь откладывалось на неопределенные сроки. И вот теперь,
когда он наконец очутился на Земле, - море было закрыто.
Ян вздохнул и подумал о том, что короткий отпуск скоро кончится.
Чувство досады охватило его. Но ветерок, подувший с моря, стер это чувство
и наполнил все существо волнующим запахом. Ян даже почувствовал
солоновато-горький привкус во рту, будто хлебнул теплой, прогретой летним
солнцем морской воды.
Перед глазами кружились, покачивались и танцевали, скользили и порхали
солнечные блики. На прибрежный песок у самого подножия скалы легкая волна
выбросила студенистое тело медузы, которая шлепнулась рядом с большим
плоским камнем и осталась матово-молочным сгустком. Вторая волна доползла
до нее, лизнула и, пузырясь, откатилась назад. Мимо, переваливаясь и
прихрамывая, прополз краб, волоча подбитую клешню. Солнце заметно
припекало.
Море для Яна было чудом с самого детства, когда он, еще нерешительный,
пробуя босой ногой прохладную воду, сделал к нему свой первый шаг, и
потом, когда море обняло его, приняло и приласкало, когда открыло свои
таинственные глубины...
Такого чуда не было во всей солнечной системе. Сейчас это чудо снова
лежало перед ним как память о былом, светлом и неповторимом, беззаботном
начале жизни. И то неповторимое, что было бесконечно дорого, колыхалось в
нем, то отчетливо проступая, как в зеркале, то истончаясь и тая в рябящей
зыбкой голубизне.
Ян забылся и не заметил, как мимо него прошли двое в легких скафандрах.
Один из них остановился, поглядел на Яна и что-то сказал своему товарищу.
Оба подошли к нему.
Ян повернулся к ним, словно удивленный их появлением в своем
сокровенном далеком детстве. Он молча разглядывал блестящие



Назад