598474ea

Дрыжак Владимир - Воскресение Петрова



Владимир Дрыжак
ВОСКРЕСЕНИЕ ПЕТРОВА
Петров медленно шел по улице.
Он шел по улице и... И шел себе, куда ноги несли.
В общем, Петров теперь не знал, что с собой делать. То
есть, он понимал, что можно, например, ничего не делать, но
точно знал, что теперь это бесполезно. Либо он начнет что-то
с собой делать, либо это произойдет без его участия.
Душа Петрова (а у Петрова была душа) то жалобно
поскуливала, то угрюмо бурчала, а самочувствие было
настолько отвратным... Хоть иди в церковь и свечку ставь, А
где та церковь, и есть ли она вообще? Петров полагал, что
последнюю церковь взорвали еще в тридцатые годы, потому что
она бросала тень на светлое будущее...
А виной всему были отрицательные зарплаты в ведомости.
Казалось бы, такой пустяк, но в результате жизнь дала
трещину.
Да, церковь сейчас Петрову не помешала бы. На худой
конец, мог бы сгодиться и партком, но с парткомами к этому
времени уже начались проблемы, и оным стало не до прихожан...
Можно ли вообразить ситуацию, когда в целом государстве
не осталось ни одного общественного института, где можно
было бы исповедаться? Впрочем.., что-то еще осталось, но
там, увы, не гарантируют тайну исповеди.
Петров, собственно, не был великим грешником - так, может
быть, по мелочи - но кто доказал, что исповеди человек
всегда жаждет в качестве средства отпущения грехов? -
Напротив, отпущение мало кого волнует, а все жаждут
успокоения для души, обретения контактов с внешним миром, и
тому подобной ерунды. То есть. вещей трудноопределимых и
малопонятных.
Что же можно сказать о Петрове? Мало. Практически ничего.
Ибо Петров был обыкновенным среднестатистическим
индивидуумом. Были у него недостатки - а у кого их нет? Но,
в общем и целом (хорошо, не правда ли?), Петров был
законопослушным и лояльным гражданином. Он был типичным
продуктом эпохи развитого социализма - интеллигентом во
втором колене. В нашей стране глубина интеллигентности редко
простирается далее второго колена. Более глубокие
интеллигенты в свое время не смогли родиться, поскольку их
отцы и матери были брошены на алтарь свободы и процветания
родины. Так уж распорядилась История.
Не следует думать, что Петров был простак. Как говорится,
отнюдь. Закончив полный курс университета по специальности
"прикладная математика", он кое в чем разбирался весьма
основательно. Например, в программировании или в
радиоэлектронике. Более того, он знал, в чем суть теоремы
Геделя. Если читатель знает, что это такое - пусть бросит в
Петрова камень.
Но вот в идейном плане Петров действительно был не
вполне, хотя сдал историю партии, политэкономию и научный
коммунизм. Возможно, он сдал историю не той партии, или едал
ее слишком основательно, ничего себе не оставив. В голове
Петрова буржуазная пропаганда спокойно уживалась с
плюрализмом мнений, рыночная экономика с ее регулированием,
а вершина общественно-политического развития с развитием
различных форм собственности и предпринимательством.
Улучшение благосостояния соседствовало с инфляцией и ростом
цен, а сильный центр - с сильными республиками. То есть,
именно так, как и у нас с вами, благосклонный читатель:
Раньше... да, собственно, и теперь Петров понимал жизнь
очень просто. Вот он Петров, вот мир. Мир живет по правилам.
У нас одна партия, у американцев - примерно две, а в других
местах - где как. Негры живут в Африке, китайцы - в Китае,
остальные - где хотят. Мы живем здесь, и все в порядке. На
все везде есть правила - если они выполняются, ник



Назад