598474ea   

Дрыжак Владимир - Ведро Лягушек



Владимир Дрыжак
ВЕДРО ЛЯГУШЕК
Обычно до десяти утра я никого не принимаю. И называется
это - "шеф работает". На самом деле, утренние часы я
посвящаю разного рода писанине и разбору текущих бумаг. Но
иногда я думаю. Например, сегодня.
Я - директор института. Уже шесть дет, и все шесть не
устаю удивляться этому странному обстоятельству.
Собственно, внешне все вполне благопристойно. Я - доктор
физико-математических наук, член-корреспондент. У меня
вполне определенное, хотя и не сказать, чтобы громкое имя,
во всяком случае, на конференции приглашают регулярно. И
школа есть - каждый год два-три аспиранта защищаются. И было
время, когда я опубликовал несколько пионерных работ,
которые легли в основу и стали краеугольным камнем...
Но!.. Но теперь, по прошествии многих лет, я понимаю, что
совершил ошибку.
Сейчас модно бичевать ретроградов и коньюнктурщиков,
однако сами бичеватели, как правило, не берут на себя труд
вскрыть причины их появления. А вопрос, в сущности, прост и,
если называть вещи своими именами, то ответ на него может
быть найден довольно быстро.
Все дело в том, что не существует универсальных людей,
могущих с одинаковой легкостью генерировать новые научные
идеи и одновременно руководить крупным научным коллективом.
Мне представляется, что администратор, поскольку он имеет
дело с людьми, должен иметь скорее гуманитарный склад ума, в
то время как ученый, работающий в сфере естественных наук,
чаще всего не разбирается ни в психологии, ни в социологии.
Есть и другой аспект.
Ученый, занимаясь какой-либо частной проблемой, может и
должен выделять главное и отбрасывать второстепенное. В
области же человеческих отношений, которые определяют
функциональную значимость коллектива, второстепенных вещей
нет. Это я знаю преотличшейше, и проверил на собственной
шкуре.
Но почему же ученые, достигшие определенной научной
ступени, как правило, стремятся занять соответствующую
административную должность? Отбросим фактор благосостояния -
не думаю, что он играет решающую роль. Дело видимо вот в
чем: не обладая административной властью ученый не может
определять направление своих исследований. В то же время,
обладая ею, он только этим и занимается, так что на сами
исследования времени уже нет. Диалектика!
Я уже в который раз за время своего директорства пытаюсь
понять хороший я руководитель или нет. И в который раз мне
это не удается, потому что как только я начинаю заниматься
тем или другим научным вопросом, так сразу же перестаю быть
руководителем, а коллектив не желает, чтобы его бросали на
произвол судьбы. Моментально все словно с цепи срываются!
Без меня не решается ни один, даже самый пустяковый вопрос.
И бумажки. Лавина! Сель!.. Стихийное бедствие!!!
Оказывается, если на бумажке написано: директор института,
член-корреспондент имярек, то некий, скажем, хитромудрометр
дают, а если просто: заведующий лабораторией, кандидат
физ-мат наук, то не дают, хоть в лепешку разбейся. Не
понимаю и никогда не пойму! Ведь кандидату в двести раз
лучше известно, зачем ему нужен этот проклятый прибор. А
подписывать бумажки, не вникая в их суть, я так и не
научился за все шесть лет. Кажется, такое умение называется
делегирование ответственности. А по-моему, это -
делегирование безответственности. Ответственность ведь не
купюра, которую взяли в долг, а потом возвратили. Дайте
этому кандидату то, что он просит, а потом с него же и
спрашивайте, на что он это употребил.
Все это прекрасно, но оказывается,



Назад