598474ea   

Дрыжак Владимир - Точка Бифуркации



Владимир Дрыжак
ТОЧКА БИФУРКАЦИИ
Глава 1
"Так что давай, Гиря, шевели тупым концом... Твое
базисное направление в этом деле - человеческий фактор."
И далее:
"Мой тебе совет, бумажки пока не читай - после почитaешь.
Начни с медиков. Медицина, Гиря, огромная сила. Они - врачи
то есть - видят всех нас насквозь. Может эти наши
подследственные все сплошь сумасшедшие, а по бумажкам
проходят как нормальные. Тогда с ними и возиться не стоит."
Такими словами напутствовал меня Спиридонов, хитро
улыбаясь и передавая папку с документами по делу, которое я
принял к производству.
Мнением начальства пренебречь всегда успеется - вот мой
основополагающий профессиональный принцип. Но надо же хотя
бы приблизительно знать что за дело сунул мне шеф на этот
раз. Обычно, если речь идет о каком-либо эпизоде в космосе,
и в деле фигурируют покойники, Спиридонов рычит и плюется,
но никаких многозначительных намеков относительно
объективности и непредвзятости расследования, сопровождаемых
улыбками и похлопыванием по плечу, не воспроизводится.
Наоборот, выдвигается жесткое требование досконально изучить
материалы дела и сопутствующие документы на предмет
выявления нарушений правил и халатности. Правда, фраза
насчет "тупого конца" присовокупляется в обязательном
порядке.
Поэтому, прежде чем лечь спать, я пренебрег
рекомендациями Спиридонова и бегло просмотрел материалы, а
уже с утра приступил к неукоснительному соблюдению базисного
принципа.
Я прибыл в Центр медико-биологических исследований
Главного Управления Космонавигации ровно в девять ноль-ноль,
имея под мышкой портфель с папкой. Я рассчитывал, что столь
ранний визит позволит мне выйти сразу на нужных людей, пока
они еще не рассредоточились по четырем громадным корпусам
Центра, а наоборот, сосредоточились вблизи своих рабочих
мест.
Как выяснилось, я был слишком наивен и простодушен. Я,
правда, ранее имел дело с научными учреждениями и был
осведомлен об удивительной подвижности служителей ее
величества Науки. Но что здесь, в казалось бы тихом и мирном
ее храме, эта черта проявится в такой степени, предположить
не сумел. Просто, знаете ли...
Добровольно никто не объявился, тогда я прибег к помощи
руководства отделения психиатрии и психопатологии, сохраняя
инкогнито. Это помогло, но только отчасти. Я получил
сведения о том, что товарищ Федин, вероятно, находится где-то
в третьем корпусе (сам я находился в первом, и который из
оставшихся третий - понятия не имел), а господин Хитачи,
скорее всего, проводит консилиум во втором отделении клиники.
Что касается Щипаченко, то его видели два дня назад, но там
его уже нет...
Тогда я решился на крайнюю меру. Я достал свое
удостоверение. Эффект превзошел все мои ожидания! Мне
сказали, что Федина искать бесполезно, господина Хитачи
сегодня лучше не беспокоить, а Щипаченко найдут, если я
соглашусь подождать. Сколько нужно ждать, я спросить
постеснялся. Я сел в предложенное кресло за предложенный
стол. Минут десять я добросовестно ждал, а потом решил, что
тут какой-то подвох, и они надеются, что я не выдержу. Они,
конечно, были молодцы, но откуда они узнали, что терпеть и
ждать - мои любимые занятия?
Деваться было некуда, пришлось пойти на вторичное
нарушение базисного профессионального принципа. Я открыл
свой портфель, достал папку, и раскрыл ее на самом
интересном, месте, то есть на первой странице.
Там значилось:
"Заключение экспертной комиссии по факту аварии на борту
десантно-исследовательского КК "Вавил



Назад