598474ea   

Дрыжак Владимир - Поллитра Бытия



Владимир Дрыжак
ПОЛЛИТРА БЫТИЯ
(ЧИТОЧЕК ИСКУПЛЕНИЯ)
Компания мух дружно ввалилась в помещение и с гвалтом
рассосалась по стенам. Инспектор высунулся в окно и повертел
головой. Улица не содержала ничего примечательного: квелые
тополя с поникшей пыльной листвой, вялые прохожие да
очумелые от жары воробьи. Короче, полный пейзаж.
"Ну вот, уже конец августа, - подумал инспектор
отрешенно. - Лето прошло, а отпуском даже не пахнет. И, судя
по всему, не запахнет до конца октября... Плакало море!.. И
черт с ним. Лучше съезжу к тетке - картошку помогу выкопать,
карасей половлю...".
Он прошел к столу, сел, уперся локтями в столешницу и
вперил взгляд в лицо человека, сидевшего напротив.
Напротив сидел свидетель происшествия. Он же потерпевший.
Он же задержанный при обстоятельствах, которые теперь и
предстояло выяснить.
Разговор длился уже час с хвостиком, за это время
инспектор несколько раз сминал бланк протокола допроса и
бросал его в урну, заменяя новым, который ожидала такая же
участь. Потому что свидетель нес какую-то несусветную чушь,
и эта чушь в официальном протоколе смотрелась примерно как
батарея парового отопления в холодильнике.
Открытое окно ничуть не облегчило ситуацию. Жара только
усилилась и усугубилась мухами. Инспектор снял пиджак,
повесил его на спинку стула и укрепился в прежней позе.
- Так, - сказал он.- Разговор у нас что-то не клеится.
Давайте попробуем все с начала.
На самом деле не клеилась версия, и инспектор решил
применить один из своих излюбленных приемов, суть которого
состояла в следущем: Он дает понять подследственному, что
предыдущий обмен мнениями считает как бы неофициальной
частью бесседы, а теперь переходит к ее официальной части, в
процессе которой любые сведения подвергаются скурпулезному
документированию и могут быть использованы против или в
пользу подследственного, в зависимости от того, насколько
они не противоречивы.
- Вы мне ничего не говорили, а я, соответственно, ничего
не слышал. Договорились? Я понятия не имею о том, что
произошло, а вы хотите мне все разъяснить. Если мне
что-нибудь будет непонятно, я буду уточнять, пока не станет
понятно, но в протокол пишу все подряд. Ну и.., вы
постарайтесь, чтобы было понятно сразу. Дело к вечеру, а
затягивать дорос не в ваших интересах.
Задержанный сидел на стуле прямо и не обращал внимания на
мух, поочередно пикитировавших ему на лысину. Это был
мужчина в возрасте, невзрачный, но хорошо сохранившийся, с
очень даже румянными щеками и без всех этих склеротических
жилок на лице. Алкоголика в нем было трудно заподозрить, а
между тем, в правом внутреннем кармане серого пиджака,
надетого прямо на футболку, явственно просматривалась
бутылка если не водки, то, во всяком случае, не кефира.
"А кстати, где он взял бутылку? - подумал инспектор
- он ведь с десяти утра в камере сидел?"
Но бутылка эта, с точки зрения расследования, интереса не
представляла, и инспектор решил пока ее не трогать.
- Ну так что? - поинтересовался он. - Приступим?
Задержанный неопределенно пожал плечами.
- Сами будете рассказывать, или задавать наводящие
вопросы?
- Лучше вопросы, - сказал свидетель. - Я пытался вам все
рассказать, но...
Нет, вперивать взгляд в него было совершенно бесполезно.
Инспектор отвел глаза, изучил содержимое ящика стола, после
чего достал новый бланк допроса и положил перед собой,
хлопнув по нему ладонью.
- Хоршо, начнем. Итак, ваше имя, фамилия, год рождения и
род занятий. Только давайте без шуток!
- Как



Назад