598474ea   

Дружников Юрий - Зайцемобиль



Юрий Дружников
Зайцемобиль
Повесть из рассказов, веселых и грустных
ОГЛАВЛЕНИЕ
Дверь
Таблетки от хулиганства
"А у вас есть квитанция?"
Не выше четверки!
Хромой Дед Мороз
Требуются кошки
Зайцемобиль
Генка, флора и фауна
Меченый лещ
Семь автобусов и грузовик
Обойдемся без Джульетты
Нет велосипеда - есть велосипед
Таинственные письма
Родная стена
ДВЕРЬ
Они терпели поражение. Три лошади уже остались без всадников. Враги
теснили их к проходу, а там, за проходом, - лестница. Вся надежда была на
Генку Усова - лучшую лошадь в классе. Даже когда на нем сидит какой-нибудь
слабак, длинный Усов так скачет, что все расступаются. Верхом на Усове
воевать одно удовольствие.
Но сегодня они будто чувствовали, что даже Усов не вывезет.
Только началась большая перемена, собралось в полутемном коридоре
человек пять играть в "отмерного". Прыг-скок, оседлал - води. Все как в
высшем обществе. Новенький Сонкин прыгал через Усова. Усов вообще редко
водит. С его ножищами можно прыгать через Тихий океан, в крайнем случае
пятки замочишь. А он только улыбается. Рот у него такой, что со спины видно.
Если вам через него прыгать, обязательно придется водить. Через шкаф и то
легче перепрыгнуть.
Над новичком Гариком Сонкиным все смеялись: он оказался самым маленьким
в классе. Прыгнул и оседлал. Надо водить, а у него уже и так мозоль на
спине. Сидит на Усове, не слезает.
- Води, Соня!
- Не трать драгоценных минут перемены!
Сонкину водить неохота, он чуть не плачет. Вдруг завелся, обхватил
Усова за шею, пришпорил и заорал:
- Война!
- Слушай, Соня, - просит по-хорошему Усов, - слезай. У меня и так
бабушку вызывали.
Сонкин будто не слышит. Гарцует на Усове и, сложив руки рупором,
кричит:
- Командовать парадом пр-р-иказано мне! Всех пор-р-рублю!
Короче, раззадорил коня. Усов поскакал с гиком.
- Война! Родина или смерть!
Смешались в кучу кони, люди, и черноволосый коротыш Сонкин верхом на
Усове врезался в самую гущу боя. А тех, кто был за Усова и Сонкина, уже
начали теснить к проходу возле лестницы. Враги кричали "ура!". Им тоже,
правда, отвечали, но не так уверенно.
Ну ж был денек!.. Не везло... Почти всех вытолкали на лестничную
клетку. Держался один только Усов. Он расставил ноги и руками ухватился за
дверной проем. А Гарик Сонкин, сидя на нем, отбивался от всадников. Усова
поддерживали сзади. Если вдавят, тогда конец. Наступать по лестнице легко,
но отступать некуда. Лестница упирается в учительскую, этажом ниже.
Сонкин выбился из сил, и тут его осенило.
- Подымай! Подымай!.. - закричал он.
Что поднимать? Куда?
- Ослы! Снимайте с петель дверь!
Ай да новенький! Голова!
Послушно приподняли тяжелую белую дверь и только тут сообразили, что
задумал Сонкин. Дверь перевернули, и в проем торжественно въехала Великая
Китайская стена.
- Со щитом или на щите?!
- Со щитом! - гаркнуло войско.
Теперь уже не страшно численное преимущество врагов. Такого они не
ждали, и началась паника. Враг позорно откатывался, отдавая коридор.
- Сдавайтесь, вы! Ура-а-а!..
Тут между криками "ура!" уши различили стук в щит.
- Хитрят, бандиты! - прошептал Гарик. - Двигаем дальше.
- Прекратите! Немедленно прекратите!
Это был высокий женский голос.
- Капут! - сказал Усов.
Перед ними стояла завуч Зоя Павловна. В синем костюме и блузке с
кружавчиками. Лучше бы директор. Стыдливо, боясь нарушить тишину,
продребезжал звонок.
Они старались незаметно заправить рубашки и дышать не так шумно. Зоя
Павловна обвела вокруг пальцем, словно отго



Назад