598474ea   

Дружников Юрий - Вторая Жена Пушкина



Юрий Дружников
Вторая жена Пушкина
Микророман
Аллюзии запрещаются.
Департамент Цензуры
штата Калифорния.
Претензии по аллюзиям принимаются с 8 до 17,
перерыв на обед с 12 до 13,
кроме субботы и воскресенья.
Адвокатская контора
Kopper and Son.
1.
Засуетились в пятницу около полудня. Лекции накануне кончились, впереди
экзамены -- время для немедленного загула в этом узком промежутке идеальное.
В поисках повода для тусовки кто-то из друзей просек, что у Тодда Данки
сегодня день рождения. Мерзавец пытается утаить данный факт от
общественности. Плевали мы на его стеснительность!
Тут же скинулись, у кого сколько было. Двое отправились за едой и
питьем в ближайший супермаркет. Набили там пакетами полный багажник и заднее
сиденье, а когда прикатили обратно, парни стали готовить и раскладывать все
по цветным бумажным тарелкам на столах в гостиной и во дворе. На портике
установили бочонок пива и ящик с бумажными стаканами. Пробку вытащили,
ввернули помпу. Она славно крякала, выдавая пенистую хмельную жидкость.
Снимали они впятером трехспальный дом с просторной общей гостиной и
двумя ванными на улице Монро, от университетского кампуса в двадцати минутах
езды на велосипеде. Хозяин за домом не присматривал: он уехал из Калифорнии
на другой конец Америки, в штат Мейн, и требовал только регулярно платить.
Дом не запирался. В гостиной иногда спали посторонние, кому негде было
переночевать, -- это никого не волновало. Пожара, который легко могли
устроить лоботрясы, владелец не боялся, поскольку старый дом был
застрахован.
У четырех из пяти постоянных жильцов наличествовали постоянные
подружки. Дом на улице Монро я хорошо знаю, потому что мой сын -- один из
четверых. Пара, которой не хватило отдельной спальни, свила гнездо в
мансарде, под крышей. Значит, всего населения в доме номер 440 по улице
Монро было девять персон. Именинник Тодд Данки жил один в гараже.
Тодд был на шесть лет старше, уже сдал пятьдесят два экзамена и кончал
аспирантуру, но по всем прочим параметрам оставался студентом. Гараж свой он
сделал довольно уютным: притащил с помойки соседнего отеля продавленную
кушетку, на которой спал, укрываясь теплым шотландским пледом. В пледе на
случай холодной ночи было вырезано две щели: для глаз и для одной руки,
чтобы держать книжку и гасить свет. Еще у него было кресло с остатками
позолоты, выброшенное из очень богатого дома и сменившее бесчисленное
количество хозяев, а с университетской свалки Тодд приволок списанную
книжную полку. Кроме двери на улицу, имевшейся в бывших воротах, он пропилил
прямоугольную дыру в стене, и, таким образом, мог, как змея, пролезать из
гаража в гостиную, не выходя наружу.
Весть о том, что на улице Монро будет party, в мгновение ока
распространилась через e-mail по всему кампусу Станфордского университета.
Те, кто собирался отправиться на побережье с аквалангами или кататься
верхом, срочно меняли планы, ибо Тихий океан в обозримом будущем никуда не
денется, а тусовка сегодня. Публика, знакомая и случайная, на велосипедах,
машинах, мотоциклах, роликовых коньках и просто пехом повалила на улицу
Монро. Состоятельные прихватывали с собой закуски, коробку коки или бутылку
вина, а безденежные рассчитывали поужинать на халяву. Запарковать машину
удавалось не ближе, чем в двух кварталах. Некто прикатил на электрической
инвалидной коляске, одолженной у соседа, и первым делом потребовал провод,
чтобы подключить ее заряжаться для обратной дороги.
В тот чудный июньский ве



Назад