598474ea   

Дружников Юрий - Виза В Позавчера



Юрий Дружников
Виза в позавчера
Роман в рассказах
Наше поколение было поставлено перед войной.
Я не знаю, почему; возможно, за грехи наших отцов.
Уилла Кесер.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Сирень и маэстро
Солист без скрипки
Коробка гуаши
Уроки молчания
Чужая свадьба
Преступление билетерши
Нефедов и Нефедова
Земной шар на нитке
Вверх и вниз
Владан
Квартира No 1
СИРЕНЬ И МАЭСТРО
Ж-ж-жих!.. Жж-иииииииии-хх!
В палисаднике обламывали сирень. Пригибали к земле верхушки, смачно, с
хрустом рвали, а потом отпускали ветки, и они, пружинясь, уносились ввысь.
Сиреневая эпидемия охватила всю деревню.
Хозяйка тетя Паша, еще не старая, но потерявшая женскую форму до такой
степени, что не с чем даже сравнить, исходя злобой, кричала невидимым врагам
из-за забора:
- Шчас с вилами выйду! Апосля еще сообчу куды следоваит!
Хруст стихал.
- Ишь, ломателей развелось!- прибавляла она уже без злобы.- Треск на
всю Расею-матушку. Шли бы к сябе в сад и рвали, сколь душа просить. Дак нет
жеж, суки, все на чужое зарятси...
Паша психовала, обещалась не спать ночь, дежурить с ружьем (которого у
нее не было), изловить хулигана для примера и отвести к участковому. Тот,
хотя и алкоголик, посадить кого следует умеет. Вот и пущай срок дает. Другие
по ерунде сидят, а тут ведь за дело. Паша грозила завести немецкую овчарку
из питомника НКВД, где у нее работал зять.
- Любую падлу на части разырветь,- добавляла она, и неясно было, кто
разорвет: зять или овчарка.
Злилась Паша потому, что она сама ломала ветки со своих кустов. Обернув
их влажной тряпкой, возила на городской вокзал продавать букеты встречающим
и провожающим. Дармового труда и в колхозе было полно, а тут все ж деньги.
Сирень за долгую дорогу вяла, стоять Паше приходилось долго, платили мало.
Один дачник посоветовал ей не возить цветы, а покупать у тех, кого уже
встретили, за полцены и продавать за полную цену спешащим.
- Я шо - спэкулятка какая!- возмутилась Паша и дело бросила.
Но чтобы другие ломали ее собственную сирень, этого она допустить
по-прежнему не могла.
Между тем угрозы ломателей не пугали. Даже карапузята лет трех, проходя
мимо Пашиного дома, просовывали руки сквозь щели в гнилом штакетнике, норовя
достать веточку с цветами. Ж-ж-жи-их!
Сирень у тети Паши, на беду ей, была самая красивая в деревне. Кусты
вымахали выше крыши хилой ее избы. Когда на окраине деревни около полуночи
кончались танцульки под баян, ухажеры, подталкивая своих подруг в ближайший
лесок, по дороге обламывали у тети Паши огромные ветки, и запах сирени
срабатывал в нужный момент безотказно. Знатоки поговаривали, что в запахе
кое-что для этого содержалось. Что-то расслабляющее первоначальную женскую
неуступчивость. Из лесу долго потом доносились стоны и причитания, так что
сторонний человек вполне мог решить, что там резвится леший.
Сирень сию особую, рассказывала Паша со слов своей помершей бабки,
хозяин этой земли драгунский полковник Муров привез откуда-то с Востока, где
русский офицер был почетным гостем в гареме одного шейха. С помощью этой
волшебной сирени шейх якобы демонстрировал гостю любвеобильные возможности
той части гарема, которая обслуживала полковника.
Вернувшись на родину, барин решил перенять прогрессивные достижения
Востока и оборудовал у себя в поместье помещение для гарема, обсадив его
привезенными корешками особой сирени. Тетя Паша с гордостью рассказывала,
что бабка ее была хороша собой и в том гареме имела честь потрудиться. Муров
уже планировал пригласить в гост



Назад