598474ea   

Дружников Юрий - Техасские Заскоки



Юрий Дружников
Техасские заскоки
Более опытные друзья, раскиданные по земному шару и уже хлебнувшие
свое, были в ужасе: там ведь духота, надо жить с аквалангом. Ну, с
воздухолангом - какая разница? Это пустыня, там салат из кактусов едят -
колючки вместо перца. Тем друзьям, которые поддержали меня, я по сей день
благодарен.
Мы прилетели в столицу Техаса Остин в январе. Не было ни духоты, ни
жары. Моросил обыкновенный московский дождичек. Шокировала не экзотика, а
нечто другое. Это была родная
Очередь за колбасой
Друзья повезли нас обедать. Если не считать тюрьмы и этой огромной,
часа на полтора, очереди за колбасой (а оказалось, что там давали также и
мясо), ничего примечательного не было в этом маленьком техасском городишке
по имени Локхард.
Расположен он в двух часах езды от знаменитого космического Хьюстона, и
туристы, понятное дело, рулят туда. А кто задержится в Локхарде, может
посетить краеведческий музей, который гордо называется "Посольство Техаса",
и посидеть в тюрьме.
Тюрьма маленькая и старая, бежать из нее, говорят, проще пареной репы,
по этим двум причинам ее и закрыли. Уголовники сидят в современной тюрьме, а
эта разваливается. Пока вы проверяете прочность решетки и лежите на железной
койке в камере-одиночке, вокруг стрекочут фото- и видеокамеры, - это
туристы спешат увековечить друг друга. Внутрь пускает бесплатно старичок,
который норовит рассказать вам об этой тюрьме больше, чем вам хочется знать.
От щедрости души пожертвуйте один доллар на ремонт исторического объекта.
В тюрьме инстинктивно возникает чувство голода, и начинаете думать о
колбасе, которой вас обещали угостить. Где же она? Да вот, в ближайшей
забегаловке. Очередь туда тянется вдоль стены дома по улице на целый
квартал. Что-то слышится родное, что-то видится такое, от чего мы немного
отвыкли. Двигаемся медленно. Выглянуло солнышко и начинает припекать. Кто-то
впереди нас занял очередь заранее, и к нему подвалила целая группа лиц с
детьми в колясках и на руках - семьи две или три. Так и хочется крикнуть:
"Вы тут не стояли!"
Один нахал просто прошел внутрь и уже сел за столик. А очередь не
возмущается. Я не выдержал, спросил простоватого человека позади меня: "Ведь
он пролез без очереди!" Сосед кивнул и сказал равнодушно: "Наверное, он
спешит..."
Наконец попадаем внутрь. Помещение старое, потолок в копоти. На
подоконниках древняя мясорубка, ржавые топоры, старый самогонный аппарат.
Двигаемся по проходу между длинных столов. За ними едят и пьют счастливчики,
которые достояли до победы. Посуды нет, пьют, как говорится, из горлВж. Всем
очень весело, а вы, глотая слюни, стоите. Вдруг колбаса кончится?
Очередь медленно поворачивает за угол, в темноту, вы оказываетесь на
кухне. Жарища. Запах жареного мяса. В печи полыхают дрова (говорят, особое
дерево, вроде среднеазиатского саксаула), на противнях большими колесами,
одно к одному, уложена колбаса. Здоровенные ребята в белых фартуках и
красных шапках с надписью "Краузе" колдуют в этом аду, перебрасываясь
грубоватыми шутками и потешая очередь. Только теперь начинаешь соображать,
что это - часть ритуала, представление, игра.
В другой печи жарятся огромные куски говядины и свинины. Можете заранее
присмотреть для себя персональную часть и туда воткнуть флажок, что это
стало вашей собственностью. Как только кусок будет готов, вам от него
отрежут.
И вот добрались мы до самих братьев Краузе, двух седоволосых хозяев
колбасной. Один священнодействует у плиты, вынимая и



Назад