598474ea

Дружников Юрий - Изгнанник Самовольный



Юрий Дружников
Изгнанник самовольный
По следам неизвестного Пушкина
Роман-исследование
Хроника первая
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие
Глава первая. ПУШКИН СОБИРАЕТСЯ ЗА ГРАНИЦУ
Глава вторая. "ПЕРЕСЕЛИТЬ ЕГО... В ГЕТТИНГЕН"
Глава третья. НЕВЫЕЗДНОЙ
Глава четвертая. КОНФЛИКТ УМА И СЕРДЦА
Глава пятая. КУРОРТНИК ПОНЕВОЛЕ
Глава шестая. КИШИНЕВ: ТРАНЗИТНЫЙ ПУНКТ
Глава седьмая. С ГРЕКАМИ В ГРЕЦИЮ
Глава восьмая. БЕГСТВО С ТАБОРОМ
Глава девятая. НАДЕЖДА НА ВОЙНУ
Глава десятая. ХЛОПОТЫ И ОТКАЗЫ
Глава одиннадцатая. ОДЕССА: ЗА ЧЕРТУ ПОРТО-ФРАНКО
Глава двенадцатая. ПУТЯМИ КОНТРАБАНДИСТОВ
Глава тринадцатая. ДЕНЬГИ ДЛЯ ВЫЕЗДА
Глава четырнадцатая. ОТ ТУЧ ПОД ГОЛУБОЕ НЕБО
Глава пятнадцатая. "Я НОШУ С СОБОЮ СМЕРТЬ"
Глава шестнадцатая. ЧАС ПРОЩАНИЯ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Пушкин "бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну", которую
нам суждено разгадывать. Это заметил Достоевский. Тайну эту разгадывают
давно. По меньшей мере, один аспект биографии и творчества великого русского
классика, закулисная сторона его жизни, до сего времени, как ни странно,
всерьез не затронутая пушкинистами, стала главной темой двух хроник под
общим названием "Узник России".
Кажется, о Пушкине - поэте, прозаике, критике, историке, журналисте,
наконец, о Пушкине-человеке, - известно все. За полтора века
литературоведение узнало о нем больше, чем он сам знал о себе. Обсуждены его
воззрения на литературу, философию, политику, религию, экономику, даже
медицину. Подсчитано, сколько раз употребил он в сочинениях то или иное
выражение. Зарегистрировано, на каком расстоянии стрелялся на дуэлях, какой
длины отращивал ногти, какие лекарства и от каких болезней принимал. С
точностью до рубля подсчитаны его долги. Изучены предки Пушкина
шестисотлетней давности. Каталогизированы имена большинства женщин, которых
он удостоил своим вниманием. Изданы книги анекдотов о нем. Составлены
подробные карты его путешествий и хронологии его жизни от первого до
последнего вздоха. Образованный человек в России знает Пушкина лучше, чем
самого себя.
Вопрос, однако, в том, какого Пушкина мы знаем с детских лет. Пушкин -
национальная святыня, "центральный художник", как сказал о нем Иван
Тургенев. Пушкин - ключевая фигура не только русской литературы, но и
русской культуры вообще. Именно потому, что он оказался ключевой фигурой,
вот уже полтора века власти, партии, социальные группы в поисках
исторической опоры делают его своим единомышленником.
Пушкина используют не только в литературных, но в политических и
религиозных, групповых и личных целях. В разные времена, а иногда и
одновременно, его считали философским идеалистом, индивидуалистом, русским
шеллингианцем, эпикурейцем и представителем натурфилософии, истинным
христианином (то есть православным), монархистом, воинствующим атеистом,
масоном, мистиком и прагматиком, оптимистом и пессимистом. В советский
период его называли помещичьим поэтом, потом он прошел чистку, стал
поэтом-революционером, декабристом, просто материалистом и даже, в
соответствии с марксистской идеологией, историческим материалистом.
В какой-то мере авторы всех этих точек зрения были правы. Духовный мир
Пушкина, как заметил философ Семен Франк, "многослоен". Гений - всегда
энциклопедист, и элементы интереса к чему угодно можно найти, если не в
изданных сочинениях, то в черновых рукописях или пометках на книгах домашней
библиотеки. Наука о Пушкине продвигалась в фактическом отношении, но
концептуально в разные периоды оказывалась в по



Назад