598474ea

Дружинин Владимир - Державы Российской Посол



ВЛАДИМИР ДРУЖИНИН
ДЕРЖАВЫ РОССИЙСКОЙ ПОСОЛ
Аннотация
Главное действующее лицо романа – Борис Иванович Куракин, выдающийся дипломат эпохи Петра I. В книге показана деятельность посла на благо родины, нарисована широкая картина жизни России и Западной Европы в начале XVIII века.
Роман написан на документальной основе. Его острый сюжет подсказан историей того времени, изобиловавшего военными конфликтами, заговорами, интригами. Автор использовал печатные и архивные материалы на разных языках, собранные им в нашей стране и за рубежом.
МЫШЕЛОВ
1
Во дворце было полно мышей. Кошки разжирели, обязанность свою исполняли нерадиво. Утром царица Наталья открыла ларец с ожерельями и вскрикнула – даже туда ухитрилась забраться вороватая тварь.
Борис похвастал: есть у него дома кот, злойпрезлой, вмиг переловит мышей.
– Тащи, – сказал Петр.
Однако вышел конфуз. Рыжий, лохматый мурлыка оробел, оказавшись в царских покоях. Лапы вязли в пышных коврах – какая уж тут охота!

Смущало кота многолюдство, слепил глаза блеск парчи и бархата, сбивали с толку запахи благовоний, ладана, шалфея, мяты, залежей старых кафтанов, шуб, телогреек, траченных молью. От кремлевского колокольного грома, бившего в слюдяные окна, Ерофей – матерый, видавший виды котище – зябко ежился, терся об ноги хозяина.
– Ужо обвыкнет, – защищал Борис своего любимца. – Вот посижу с ним…
– Сиди, Мышелов!
С тех пор и пошло. А кот получил кличку Франц – в честь учителя Тиммермана, толстого, медноволосого гамбуржанина. Его царское величество все переиначивает посвоему.
Борис Иванов сын Куракин, состоящий при юном царе в спальниках, – мальчик хворый, тщедушный. То чирьи одолевают, то занеможет горлом либо грудью. Врачи не то что лекарства – и названья болезни не подберут.

Страждет, коротает время в горнице.
День впереди длинный. А ночи у царя короткие: он вскакивает чуть свет, будит спальников, стягивает с лавок за ноги. Кто не очнется сразу – лбом шмякнется об пол.

Айда, шнель, экзерциция!
– Ох, Мышелов ты несчастненький!
То царица Наталья. Лицо ее чаще всего печально, черные брови в изломе. Говорят, обижает ее царевна Софья, правительница.

Иногда, заглядевшись на сына, на резвящихся спальников, рассмеется Наталья Кирилловна звонко, подевичьи, и опять затуманится.
Борису рассказывали страшное. Во дворце буйствовали стрельцы, убили двоих Нарышкиных – сродников царицы. Кровь на коврах, мертвые тела, посеченные саблями…
Тоскливо было бы одному с котом, да приохотился Борис читать. Под рукой – ларь с книгами, кладезь неизведанного.
– Ты бы божественное взял, Бориска. Нако! О трех отроцех, в пещи сожженных. Я обревелась.
Царица сует под локоть Жития святых. Петушиным гребешком поднялся огонь в пещи, почти поглотил отроков, лижет им подбородки.
Огорчать Наталью Кирилловну стыдно. Да что поделаешь – пленила другая книга.
– Своевольники вы все с Петрушей. Ну, что тут доброго? Бесы одни, бесы, прости господи!
Сердится она ласково. Борис благодарен ей, – сколько раз выручала, выволакивала из кутерьмы плачущего, втискивала леденец в упрямый, дрожащий от ярости кулачок. И все же нет, не отпускает дивная книга.
Лежала она на самом дне ларя, забытая, уже наскучившая Петру. Царь на четыре года старше спальника. Пришлось выгрести сочинения, напечатанные латынью, числами, толкование светил небесных.

Едва не надорвался, вытаскивая пудовую «Александрию».
– «Напали на Александра летучие жены дикие, – читает спальник вслух, – и он избил их множество. И повелел жечь тростник, где оные обит



Назад