598474ea Продажа сканов паспортов смотрите на http://s-m.link. |   

Дручин Игорь - Пепельный Свет Селены 4



ИГОРЬ ДРУЧИН
ШОРОХИ ПРОСТРАНСТВА
ПЕПЕЛЬНЫЙ СВЕТ СЕЛЕНЫ – 4
Свет в салоне был неярким. В левом иллюминаторе призрачно голубела Земля, а прямо по курсу медленно вырастала Луна, закрывая лобовой обзор чашеобразными кратерами, особенно рельефно выделяющимися в зоне детерминатора, с отчетливо проступающими неровностями на склонах кольцевых гор.
— Вы бы приняли синхроноверин, Василий Федорович. Вторые сутки не спите.
Алферов сердито пошевелил бровями, но ничего не ответил, и девушка настойчиво тронула его за плечо.
— Что? — нахмурился Алферов, всем своим видом подчеркивая неуместность действий стюардессы, но, видно, нашла коса на камень. Девушка неуступчиво мотнула головой.
— Вы не в космоцентре, Василий Федорович. Здесь, на борту «Титана», пассажиры согласно инструкции обязаны выполнять мои распоряжения.
— Идите, или по прибытии в порт я сниму вас с рейса! — вконец рассердился начальник космоцентра.
— Можете! Но сейчас примите синхроноверин.
Девушка вынула из специального кармашка поблескивающий никелем патрон, прикрепленный тонкой цепочкой к поясу, и нажала подаватель. Щелкнула крышка, и из отверстия появилась зеленоватая таблетка, сжатая с боков двумя пластинками.
— Берите!
Алферов прижал кнопку вызова рубки. Тотчас над дверьми рубки засветился экран видеосвязи.
— Командир? С каких пор мои приказы необязательны для экипажа? Или я уже не начальник полета?
— Командор! Она по совместительству врач. Сейчас ее козыри старше.
Алферов отпустил кнопку, оглядел с ног до головы настойчивую стюардессу и, не найдя в ее стройной подтянутой фигуре, в миловидном привлекательном лице и хорошо пригнанном полетном костюме никаких изъянов, раздраженно выдернул из пластин таблетку, кинул ее в рот и протянул руку.
Девушка вложила ему в руку тубу с витаминным напитком, дождалась, пока он опорожнил ее, выдавливая порции ароматного, слегка терпковатого на вкус напитка, приняла смятую тубу из его рук и лишь тогда вернулась в свой отсек.
Раздражение Алферова скоро улеглось, впервые за двое суток он позволил себе расслабиться и тут же задремал. Сон его был глубоким и освежающим. Проснувшись, он почувствовал, что пульсация в висках и тупая боль в затылке стихли.
«Старею, — подумал Василий Федорович. — Девочка права: были явные признаки десинхроноза».
Обладая лабильной нервной системой, Алферов необычайно быстро приспосабливался к любой смене биологических ритмов. Чередование дня и ночи, столь болезненно переносимое другими, на него вообще не влияло.

Несколько чувствительнее он реагировал на смену магнитных полей, но и здесь его организм быстро адаптировался. Признаки десинхроноза, нарушения естественных биологических ритмов, контролирующих все жизненно важные процессы, появлялись у него лишь при длительном пребывании в открытом космосе, да и то в случаях резкой смены обстановки, как это случилось два года назад, когда изза непредвиденно быстрого роста активности Солнца и радиационной опасности пришлось срочно возвращаться на Землю, но чтобы десинхроноз появился на вторые сутки полета… «Нет, действительно, старею», — решил Алферов, и почемуто ему снова захотелось увидеть эту миловидную, но строптивую стюардессу… Он протянул руку к кнопке, но, ощутив легкий толчок кресла, обернулся. Она уже стояла перед ним, защелкивая карабины тонких ремней, фиксирующих ее вертикальное положение, за ручки кресел.
— Принесите, пожалуйста, чтонибудь поесть, — произнес он тоном приказа.
А она уже опускала столик из спинки переднего кресла и четкими привычными движ



Назад