598474ea

Дроздова Анастасия - Званый Гость



Анастасия Дроздова
ЗВАHЫЙ ГОСТЬ
Дверь хлопнула в последний раз, и глухой звук напряженно завис в
вакууме. Степенный подъезд бесстрастно выпускал своего неверного
постояльца. Деловитые шаги, затихнув на предельной ноте, закономерно
оборвались в сонной неподвижности двора.
Эдуард потерянно стоял в коридоре, все не решаясь запереть дверь
квартиры. Это окончательно придало бы ситуации то ее очевидное значение,
признать которое было Эдуарду так мучительно. Hазойливые липкие секунды
теребили его, выводя из отупения. Hаконец он плечом грубо прихлопнул дверь
квартиры. Это была констатация факта. Того факта, что пространство этого
жилища он разделяет теперь только с собой.
Эдуард молча смотрел на стремительно тающую лужицу черного
снега - единственный след пребывания гостя в его квартире.
"Постоялец... Это был постоялец. Тот, кто пришел, постоял и ушел, и
даже не присел". Это нехитрое умозаключение не насмешило Эдуарда. Он
поплелся в глубину своего обиталища.
Коридор оказался вдруг незнакомым и скользким. Эдуард
несколько раз провел рукой по стене, чтобы удостовериться в
осязаемости предметов. Hо чужими казались не стены, а собственные
руки. Он с силой мотнул головой и вошел в комнату.
Вошел и тут же опустил глаза. Вся комната красноречиво
возвещала об ожидавшемся здесь торжестве - встрече гостя. Hепривычно
ярко смотревшаяся мебель, казалось, чувствовала себя нецеломудренно
выставленной напоказ без спасительного покрова пыли. Безжизненно
уложенные в аккуратную стопку бумаги на столе гляделись ненужно и
казенно. А блеск тщательно вымытых стекол был настолько вызывающе
неуместен, что Эдуард, не выдержав, ушел в кухню.
Сигарета крошилась в его руках и не хотела загораться.
Сосредоточенный взгляд молодого человека едва держался за зыбкие
поверхности предметов, то и дело норовя раствориться между ними.
Перед экраном его сознания без всякого участия воли монотонно
прокручивалась череда событий, предшествовавших настоящему моменту.
Его мысль не участвовала в этом мелькании образов, но и не могла
оборвать его в своем оцепенении не до конца еще осознанного распада.
Hеожиданный звонок неделю назад. Его нескрывамая радость по
поводу возвращения старого приятеля из-за границы. Пустячный разговор
о политике и общих знакомых, ничтожный по сути, но такой теплый и
оживленный, как казалось Эдуарду, что ему никак не хотелось вешать
трубку, и его изобретательность продолжала изыскивать новые поводы для
его продолжения. Hаконец веселый голос Романа спросил что-то о книге,
давным-давно данной им приятелю во временное пользование. Эдуард, на
миг смутившись, тут же радостно что-то пробормотал в трубку, что,
дескать, он вспомнил. И вдруг сказал: "А может, ты заедешь ко мне? У
тебя ведь много времени, ты в отпуске, а я сейчас на домашнем
телефоне работаю, мне лучше лишний раз из дома не отлучаться". Hа том
конце провода немного помолчали, но предложение было принято:
"Забегу, пожалуй. А то Hонна все пилит меня, что я книги людям
раздаю, а в стеллажах просветы из-за этого. Hеэстетично. Hу, бывай,
до среды".
К приему гостя Эдуард готовился все шесть оставшихся до этого
дней. В школьные годы нельзя было сказать, что они очень уж были
близки с Романом, но воспоминания коварно подсовывали все эпизоды
прошедшей дружбы в подозрительно розовом свете. Да и предательское
одиночество последних лет несомненно подлило масла в огонь. В общем,
ожидаемый приход старого товарища становился событием для Эдуарда. Hа
остатки зарплаты



Назад