598474ea

Дроздов Владимир - Всадник



Владимир Дроздов
ВСАДНИК
авт.сб. "Над Миусом"
В начале июля сорок первого года Южный фронт еще стоял недвижимо в
Молдавии. А Митя Леднев в одиночку летал из района Бельцы - вел разведку
ближних тылов противника. И... никаких воздушных боев! Наоборот, надо было
избегать встреч с самолетами врага - ведь данные разведки важнее всего.
Однажды ранним утром при перелете линии фронта домой осколок зенитного
снаряда пробил у Митиного "ишачка" бензобак. Но попал сбоку, не в дно
бака, - самолет не вспыхнул, и на остатках бензина Митя смог оттянуть
поглубже в тыл. Пришлось приземлиться в голой степи, далеко от Дорог. И
вот "ишачок" закончил пробег, остановился. Несколько секунд Митя еще
посидел в кабине, переживая эту свою первую неудачу. А может быть, ему все
же повезло? Самолет легко починить, и сам цел...
Воздух дрожал и струился над горячим мотором - казалось, сейчас
зазвенит, как оконное стекло при бомбежке. Митя оперся на борта кабины и
одним прыжком вымахнул из нее. Полный штиль обещал жестокий зной.
А вихрь, обычно следующий за ним, застрял пока на краю горизонта черной
тучей. Митя давно уже догадался: ветер именно тогда особенно картинно
выразителен, когда вот так ненадолго замирает. И ты ждешь его, просишь про
себя, чтобы сдвинулся и помчался-разогнал бы духоту, освежил бы степь,
помог вынести жару...
Митя вынул кассеты из фотоаппарата, запрятал их в планшет и, отметив иа
карте место посадки, пошел к своему аэродрому. Надеялся встретить попутную
машину, чтобы быстрее доставить командованию фотопленки, передать свои
наблюдения. Охрану бы к самолету, да некого...
Он уже довольно долго шел, ориентируясь по солнцу, следя за собственной
тенью и лишь время от времени сверяясь с ручным компасом. Из
перестоявшейся, ломкой, хрустящей под сапогами травы то и дело вылетали
хрупкие, словно бы стеклянные кузнечики. Пролетев несколько метров, они
падали и скрывались в сухом бурьяне.
А Митя всякий раз удивлялся: как это кузнечики не разбиваются о
закаменевшую от зноя землю?
И вот уж ему стал слышаться еле уловимый тончайший звон хрустального
стекла. Митя посмеивался: может, это какой из кузнечиков только что
расшибся? Однако так и не уследил -они взлетали и падали одновременно
десятками. А слабый хрустальный звон продолжал его преследовать. Совсем не
походил он на треск сухих стеблей, на похрустывание травы - равномерное, в
такт шагам. Суслики, выскакивая чуть ли не из-под ног, на мгновенье
замирали столбиками. Но тут же поспешно ныряли обратно, коротко свистнув.
А нежный обманчивый звон хрусталя висел над раскаляющейся степью lie
усиливаясь, но и не ослабевая. Не то грозил, не то предупреждал.
Не предвещали ли эти звуки приближение пыльной бури? Или просто от жары
у него звенит в ушах? Смочить бы голову... Скоро он должен пересечь
небольшую речонку. Она пересохла, но, может быть, в каких-нибудь ямах
вдоль русла осталось немного воды? Конечно, грязной, солоноватой... Да и
некогда искать бочаги, отклоняться от взятого на аэродром курса, ломать
ритм движения. ..
Митя опять проверил себя по компасу. И вгляделся пристально в горизонт
- нельзя ли зацепиться взглядом за что-нибудь? Ведь по замеченному
ориентиру гораздо легче идти. Но что это там? Не то стол, не то зонт
какойто плоский... Такие ставят на организованных пляжах Крыма, Кавказа.
Только вот крыша словно висит в воздухе, а поддерживающих столбов не
видно. Не мираж ли? Ну да все равно, раз он впереди, точно по курсу.
Митя пошел споро, лишь изредк



Назад